Многажды лично убеждался: для китайцев одним из любимых писателей, а из русских вообще на первом месте — Николай Островский. Его роман «Как закалялась сталь» — и в обязательных учебных программах, и просто для души. Это, заметьте, среди молодёжи. А спроси людей старшего поколения, те не просто восторженно отзовутся, а ещё и отчеканят:

«Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества»

Первый взлёт популярности совпал с 1940-1950 годами. Второй – с «Великой Культурной революцией» 1960-70-х годов. Третий, продолжающийся поныне – с реформами Дэн Сяопина и его последователей. Это закономерно. Уж очень созвучны и востребованы оказались идейно-нравственные искания переломных эпох.

В Китае издано 108 версий перевода романа. Совокупный тираж перевалил за три миллиона.

То же самое – с экранизацией. Начиная с трёх советских и НЕ заканчивая масштабным телесериалом 1999 года (признан лучшим тогдашним фильмом). На ура разлетаются СD-диски с ними, в том числе «пиратские» (тоже показатель, ведь, как известно, плохую лошадь вор не украдёт).

Плюс спектакли и радиопостановки.

Бесспорный хит — ассоциируемая с приведёнными выше произведениями песня «Там, вдали за рекой».

Лидирующее позиции «Стали» по популярности неизменно фиксируют отзывы читателей, результаты опросов общественного мнения.

Почему же Павка Корчагин (кстати, по-китайски произносится «Баоэл Хэчацзинь») любим молодежью?  В нынешнем меркантильно-прагматичном мире так мало образов бескорыстного одухотворённого высокими стремлениями героев. А тяга к ним так велика…

Нет, вы не подумайте, что насчёт Островского в Поднебесной полное единодушие. Спорят да ещё как!

Довлеющие мнения «за» приводить считаю излишним.

Откровенно враждебно настроенный профессор Нанкинского университета Юй Ичжун (недавно скончавшийся) вообще отрицал ценность произведения, заявлял, мол, пропагандируемые в нём идеи «отравили несколько поколений китайского народа, и будут продолжать травить будущие поколения».

Противоречиво-«надклассовы» взгляды профессора Пекинского университета иностранных языков Чжана Цзяньхуа: «В образе… Павла Корчагина и самом писателе действительно много воодушевляющего. В нём есть и юношеское жизнелюбие, есть неприятие жалкой серости и обывательского бытия, есть и глубокая вера в правоту своего дела, благородство и чистота в любви, целеустремлённость и непоколебимость в борьбе с тяжёлой судьбой». Тут же обвинения героя в «чрезмерном фанатизме». И далее: «Герой с пренебрежением относится к православию, ненавидит священнослужителей, бьёт подростков из буржуазных семей. (…) Здесь явны отпечатки господствующей идеологии и ограниченности писателя, находящегося под влиянием сознания классовой борьбы». Позвольте, уважаемый критик! Не вынужденного ли с детства вкалывать Павку избивают и унижают, преподавая тем самым уроки «политграмоты»? Неужто Вы полагаете, что в условиях ожесточённого классового противостояния ему следовало встать в позу абстрактного гуманиста-непротивленца?!

Заочная полемика с профессором Чжаном продолжилась вживую – в июле 2019 года на Шанхайском IX международном форуме «Русская литература XX-XXI веков», участниками которого мы оба являлись.

Чжан подчёркивает: ко всему надо подходить с позиций вечных общечеловеческих ценностей, а конкретно-исторический классовый подход, сторонником которого я являюсь, ему глубоко чужд.

После острой, но вполне корректной полемики, я высказал предположение: в позиции собеседника наверняка сказывается нечто личное, пережитое и прочувствованное, горестное. Оказалось  да: по завершении «Великой культурной революции» он – выпускник вуза, сосланный в Рудные горы — 11 лет «вкалывал» сталеваром. Вернувшись к своей профессии, далеко не сразу наверстал утраченное…

Я в Шанхае — свой среди своих

Ну да ладно; острейшая полемика – тоже подтверждение повышенного внимания к роману. Куда лучше, чем имеющие место в РФ «отлучение» от образовательной сферы, ханжество, замалчивание…

Китай имеет и своих Корчагиных.

Го Дзюньцин – деревенская девчушка из провинции Жэхэ. Семья – беднее некуда. Батрачила, нищенствовала, голодала. Из-за жестокосердного помещика лишилась отца. Летом 1945-го 14-летней добровольно вступила в Народно-освободительную армию. А для этого коротко остриглась и надела мужскую одежду. Воевал(а) «паренёк» так отважно и умело, что вскоре был(а) назначен(а) командиром отделения. И только когда после яростной штыковой атаки её, тяжело раненную, доставили в госпиталь, выяснилось, кто есть кто.

Героиня «обманула смерть», вернулась в строй, была награждена Орденом Мао Цзэдуна, вступила в Компартию, стала бригадным комиссаром (кстати, такое же звание имел Островский).

Кумиром китайской молодежи стала Чжан Хайди. С раннего детства парализованная, она нашла в себе силы выучиться, стать писательницей, переводчицей, специалистом традиционной китайской медицины, крупной общественной деятельницей.

китайская героиня Чжан Хайди

«Я не понимала, что означает жить, знала только: чтобы жить, надо дышать. Но зато я знала, что такое смерть: человек лежит неподвижно с закрытыми глазами, обескровленным бледным лицом, и не слышит криков и причитаний обезумевших от горя родных. Я видела такое в больнице: умерла девочка из моей палаты. Я почти не размышляла о жизни».

И так – постоянно – боли вопреки.

китайская героиня Чжан ХайдиВот оценка Чжан в СМИ: «Её называют китайским Павлом Корчагиным. Она тоже старается отдать всю свою жизнь Родине и народу».

А вот призыв Дэн Сяопина: «Учась у Чжан Хайди, стать коммунистом нового поколения, обладающим идеалами, моралью, интеллигентностью и дисциплинированностью!».

Письма к ней шли со всей страны и из-за рубежа. Хотя на многих даже адрес отсутствовал, они попадали к ней в руки.

А Лэй Фэн? — напомнят знатоки. Да, плакаты, изображающие этого бойца, мне очень часто доводится встречать на улицах. Вроде бы ничего героического он не совершил. Погиб и то не на войне, а случайно травмировавшись 15 августа 1962 года. Однако поныне высоко оценивается его верность делу партии и лично Председателю Мао, бескорыстие, самоотверженность…

Корчагинец наших дней — сапёр Ду Фугуо, при разминировании спасший жизнь своему подчинённому и лишившийся при этом рук и глаз.Он входит в десятку лучших людей, вдохновляющих Китай. Кроме высших госнаград, ему присвоено звание «Образец эпохи». Был сапёром, стал политработником.

Корчагинец наших дней - китайский сапёр Ду Фугуо
Text.ru - 100.00%